Рубрики
...

Ка-Шинг: от продавца ремешков для часов до мультимиллиардера

Ли Ка-Шинга считают самым влиятельным инвестором в Азии. Он владеет активами на много миллиардов, его бизнес-интересы охватывают разные отрасли экономики, а достижения стали предметом изучения в Гарварде. Перечисление всех достижений Ка-Шинга потребовало бы написания довольно объёмной книги, в краткой статье можно лишь рассказать об их самой значительной части. История его уникальна и давно стала легендой. Причина столь сказочных богатств состоит в особой философии, стремлении к знанию и, возможно, некотором везении, а также потрясающей работоспособности. Но, несомненно, было и ещё что-то, встречаемое в людях редко и дающееся тяжело, поэтому узнать о том, как Ка-Шинг стал мультимиллиардером, очевидно, очень полезно.

Ка-Шинг

Детство

Путь человека, занявшего 8-е место в списке богатейших людей планеты по версии Forbes, начался в 1928 году в Чаожоу. Тогда имя мальчика было Ли Цзячэн, а его отцом был учитель. Профессия эта никогда не приносила больших доходов, но в Китае считалась очень уважаемой. Воспитанию сына уделялось большое внимание, а главным педагогическим приёмом служил личный пример. Отца Ка-Шинг и сейчас вспоминает с теплотой, считая, что всем лучшим в жизни он обязан своей семье. Когда началась война с Японией, учитель со своими домочадцами бежали от резни в Гонконг, бывший тогда британской территорией, в расчёте на помощь родственников. Брат отца преуспевал, но приём, оказанный им, оказался не столь радушным, как ожидалось. Жестокость жизни предстала перед Ли (фамилию сменили на Ка-Шинг во время бегства, и она так и осталась) во всём своём мрачном великолепии. После смерти отца мальчика в виде большого одолжения приняли на работу в фирму дяди на должность продавца ремешков для часов со скудной зарплатой. Школу пришлось бросить - Ли остался единственным кормильцем в семье. Ему было 12. Таких, как он, в Гонконге жило очень много.

порядочность

Первые карьерные шаги

Работа на дядю была совершенно бесперспективной, и Ли Ка-Шинг ушёл из его лавки на завод, где за штамповку металлических дверей платили хоть ненамного больше. Получаемых денег хватало на то, чтобы мать могла питаться, а остаток расходовался на вечернюю школу. В послевоенный период развитие получила промышленность, производившая пластмассы, и фирма, в которой трудился Ли, тоже занималась этим. Однажды произошёл случай, сильно поспособствовавший карьере молодого Ка-Шинга, и он понял, возможно впервые по-настоящему, насколько важными были отцовские уроки. Секретарь заболел, срочно требовалось составить коммерческое письмо, грамотный рядовой сотрудник Ли взялся его написать и, к удивлению начальства, справился с задачей потрясающе. Его повысили, поручили оптовый сбыт, и результат тоже оказался впечатляющим – продажи выросли семикратно. В 19 лет Ка-Шинг возглавил фабрику пластмассовых изделий.

Ка-Шинг

Бизнес Cheung Kong Industries

Казалось, что карьера удалась, и многие жители Гонконга, вероятно, посчитали бы такую судьбу завидной. Но Ка-Шин теперь знал о пластмассе всё. Он владел полной информацией о рынке: где брать сырьё, как его перерабатывать, какое оборудование для этого нужно и куда сбывать готовую продукцию. К тому времени (к 1950 году) у него уже были накопления, заработанные на службе у хозяина, и он принял непростое решение об открытии собственного дела, начав его с цеха, производившего мыльницы и расчёски. Предприятие позже стало делать искусственные цветы, называлось оно Cheung Kong Industries. Ка-Шин быстро понял достоинства китайского бизнеса, актуальные и сегодня, как и его недостатки. Цену он мог обеспечить очень хорошую, а качество, к сожалению, хромало. Гонконгские товары, привозимые моряками, хорошо помнят те, кто жил в СССР.

технологии

Модернизация

Переломным моментом стала поездка в Европу, где Ка-Шинг увидел качество продукции BASF, AGFA и других крупнейших производителей пластмасс. Уровень технологий потряс предпринимателя из Гонконга, и он понял, что для завоевания этого рынка низкой цены мало. В Германии, Италии, Франции из полимеров научились к тому времени делать всё, от тканей до зданий. Он начал модернизацию собственного предприятия на основе новейших технологических достижений и добился в этом успеха. Его искусственные цветы стали первой продукцией, соответствующей лучшим мировым стандартам и превосходящей их.

Ка-Шинг

Методы работы с клиентами

Стяжательству, обычному в мире бизнеса, Ка-Шин предпочитал порядочность и доброту. Он отказывался от неустоек, даже если контракт разрывался не по его вине, но вместо убытков такие решения приносили прибыль и новых клиентов, привлекаемых хорошей репутацией. Он прослыл порядочным и надежным человеком, с которым очень приятно работать. Когда Ли впервые занялся недвижимостью (сначала вынужденно - его расширяющейся компании требовались площади), он применил необычный коммерческий ход, предлагая в уплату не деньги, а долю в бизнесе. Затем торговля землёй стала одним из важнейших направлений деятельности Ка-Шина. Даже столь неприятную политическую ситуацию, как поползновения КНР на Гонконг 1966 года, он сумел обратить в свою пользу, скупая объекты запаниковавших и бегущих из колонии англичан.

Ка-Шинг

Инвестор

Ли Ка-Шинг приобрёл холдинг Cheng Kong Holdings в середине 70-х, а несколько ранее в его собственности оказался концерн Hutchison Whampoa, контролировавший порт и значительную долю всего объёма мировых морских контейнерных перевозок, а также ряд промышленных предприятий. Как это произошло, доподлинно неизвестно, но дело, скорее всего в том, что крупный, хотя на тот момент и не очень известный бизнесмен смог найти подходы к высшему британскому и китайскому руководству. Ли Ка-Шинг на вопросы по поводу истории этих приобретений отшучивается в том духе, что не жалеет о покупке. Теперь с каждого доллара, потраченного кем угодно в Сянгане, как подсчитали эксперты, он уверенно получает свою двадцатую долю.

Ка-Шинг

Технологии и другие активы

«Когда инвестируешь в новые технологии, чувствуешь себя моложе» - сказал как-то Ли Ка-Шин, и за этими словами стоят конкретные действия. Важно, однако, уметь предвидеть, в какие отрасли вложения будут наиболее перспективными. Приоритетными направлениями он считал в восьмидесятые энергетику (Hongkong Electric), а в девяностые мобильную связь (Hutchison Telecom) и нефтедобычу (Husky Oil). Затем последовало приобретение убыточного британского оператора Rabbit, «раскрутка», ребрендинг (Orange) и продажа его за 14,6 млрд $ в 1999 году. Примеров высокого искусства маркетинга Ли Ка-Шина не счесть, и всюду он выходил с большими плюсами. К неудачам можно отнести ошибку с размещением акций компании TOM Group (2000), но её последствия вскоре были нивелированы другими операциями, успешными. Наиболее впечатляющими стали «вторжения в Европу», то есть приобретение британских электроэнергетических активов, фирм, занимающихся водоснабжением и канализацией (2010 г., 9 млрд $) и сотового оператора в Австрии. Китайский бизнесмен «прибрал к рукам» сельхозкомпанию Peaty Trading Group, виноградники и солевые копи в Австралии.

Ка-Шинг

Мафия

Связи Ка-Шина с триадами традиционно начинают упоминаться в прессе тогда, когда он становится опасным для крупных заокеанских деловых структур. Информация распространяется на основании слухов, хотя, возможно, есть и какие-то реальные факты. Одна история вообще очень давняя и относится ко времени Корейской войны 1950-1953 годов, когда Ли якобы содействовал поставкам американских товаров в КНР в обход санкций через Гонконг. Другой эпизод происходил в конце семидесятых и, по версии журналистов, связан с именами Квока и Фока, глав мафиозных семейств, с которыми предприниматель о чём-то договорился. Сам Ка-Шин отрицает связи с триадами, тем более что его сына однажды похитили бандиты. Инцидент, к счастью, закончился благополучно.

Ка-Шинг

И в итоге

Ли Ка-Шинг живёт очень просто. Он не меняет дома на более просторные, не ездит в дорогущих лимузинах, не носит костюмов и часов престижных марок. На его запястье – китайский «будильник» за полсотни долларов. Ему не нужно никого убеждать в своей состоятельности, а к роскоши он равнодушен. Состояние Ка-Шинг измеряется суммой в 31 миллиард долларов.