Рубрики
...

Ярчайшие исторические примеры промышленного шпионажа

Промышленный шпионаж чаще всего осуществляется в интересах отдельных фирм, но были и, вероятно, всегда будут эпизоды использования этого незаконного приёма целыми государствами. В современном мире трудно разделить политику и экономику, поэтому в сферу деятельности спецслужб входят обе эти сферы деятельности. Впрочем, и в этом нет ничего нового. Примеры экономического шпионажа могут относиться и к эпохе новейшей истории, и к давно ушедшим векам.

Кража тайны производства шёлка

исторические источники

Исторические источники называют 522 год н. э. как дату первого успешного применения крупномасштабного государственного промышленного шпионажа, хотя весьма вероятно, что другие, более ранние подобные операции остались по разным причинам неизвестными потомкам. Два несторианских монаха смогли доставить в Византию коконы тутовых гусениц-шелкопрядов по заданию императора Юстиниана, тем самым нарушив китайскую монополию на владение технологией производства этого продукта. Дальнейшее развитие в совокупности с полученными из других источников знаниями об устройстве ткацких станков привело к созданию целой отрасли индустрии в Восточном Средиземноморье. Запрещённые к вывозу компоненты были спрятаны в посохах, выполненных в виде тайников (полыми, из бамбука). При этом, разумеется, законы Китая были нарушены, а в случае поимки монахам грозила смертная казнь. Кстати, подобную рискованную акцию успешно провели в 30-х годах XX века советские разведчики, доставившие цейлонские саженцы чайных кустов в Грузинскую ССР.

Хищение текстильной технологии

исторические источники

В годы, предшествовавшие войне за независимость США, североамериканская британская колония получала большую часть промышленных товаров из метрополии, а переселенцам приходилось платить за них другими продуктами местного производства и сырьём, добытым в Новом Свете. При этом цены на вывозимые с континента изделия искусственно занижались, а на ввозимые (особенно текстиль) завышались в интересах Британии, препятствовавшей распространению технологий и развитию собственной индустрии. Действовало эмбарго на поставку любого оборудования, и даже поехать за океан человек, разбиравшийся в ткацких станках, не имел права. Однако ситуацию удалось изменить Самуэлю Слейтеру, основавшему всё же в Род-Айленде первую американскую ткацкую фабрику в 1789 году. Он не считался высококлассным специалистом, но, поработав в Англии простым подмастерьем, сумел запомнить технологию во всех подробностях. Слейтера по праву называют отцом индустриальной революции в США. Он, впрочем, заслуживает и звания одного из успешнейших промышленных шпионов.

Ворованный секрет каучука

утечки

Бразилия могла быть процветающей страной до сороковых годов прошедшего века только за счёт всемирной экспансии резины, а получаемые от этой внешнеторговой деятельности средства имели шансы стать залогом дальнейшего экономического развития. Потребление каучука в мире стремительно росло вместе, в частности, с увеличением автомобильного производства. Бразилия владела технологией выращивания каучуконосных сельхозкультур и использования их сока монопольно и на государственном уровне старалась сохранить это положение. Однако британские промышленные шпионы смогли украсть растения, которые после изучения были культивированы в Малайе. Позже, однако, это достижение экономической разведки потеряло своё значение. Были открыты технологии производства синтетического каучука. Бразилия от этого удара так полностью и не оправилась.

Шпионаж и право

промышленные шпионы

В 1966 году в США был принят закон «О свободе информации», позже (1974) доработанный в сторону либерализации, согласно которому процесс промышленного шпионажа во многом упростился и легализовался. Согласно этому акту, на владельцев крупных компаний возлагается обязанность информировать федеральное правительство о своих масштабных проектах, что автоматически означает расширение круга лиц, имеющий доступ к конфиденциальным данным, составляющим коммерческую тайну. Контролировать утечки таких сведений стало трудно, если вообще возможно. К тому же запрещать обычное фотографирование объектов (действующих или строящихся) в том числе посредством аэрофотосъёмки, стало практически недопустимо. Однако, несмотря на все эти послабления, преступная шпионская активность не пошла на спад.

Заходи, кто хочет!

утечки

В 1998 году в Мичигане рассматривался иск фирмы Caddilac Gage (Детройт) о возможной краже у неё промышленной документации. Решение окружного судьи Хантера Стейра было не в пользу истца. Выяснилось, что охрана производственных корпусов «Кадиллака» организована их рук вон плохо. Любой желающий и просто любопытствующий мог зайти в цех и спокойно ознакомиться с любыми чертежами, разложенными возле станков, и никто даже не интересовался тем, что этот «товарищ» тут делает.

утечки

В доказательство этого факта адвокат ответчика сам проник на завод во Флориде и наснимал на свою камеру целый ворох документов, по идее, секретных. Если уж сама фирма не заботится о своей безопасности, то суд тоже не станет вмешиваться, — так решил судья Стейр и отклонил иск.

Попытка бухгалтера

промышленные шпионы

Рецепты печенья фирмы Mother's Cake and Cookie в количестве двенадцати штук пытался в 1991 году продать конкурирующей компании Pepperidge Farms уволенный бухгалтер. Каким образом он добыл эту секретную информацию, находящуюся в ведении технологического отдела, неизвестно, но как-то ему это удалось. Следует отдать должное руководству Pepperidge. Оно не соблазнилось нечистоплотным, хотя, вероятно, и выгодным предложением и сообщило о самодеятельном шпионе, торгующем тайнами своих бывших работодателей, в полицию, возможно, опасаясь подобных прецедентов в собственной фирме. Экс-бухгалтера арестовали.

Секретный план «Крест»

промышленные шпионы

Интересно, что очень часто инициативу проявляют первыми не сотрудники отделов экономической разведки конкурирующих фирм, а бывшие работники предприятий, недовольные своим увольнением и старающиеся компенсировать ущерб. Поступок Юджина Мейфилда, трудившегося в Procter & Gamble, выделяется среди прочих суммой потенциального ущерба. В случае успешной реализации его замысла убытки могли составить целый миллион долларов. В 1985 году именно в эту сумму обошлась компании разработка стратегического плана маркетинговых мероприятий, имевших целью активизацию продаж зубной пасты марки Crest. За этот секретный документ Мейфилд хотел получить от главного конкурента, фирмы Colgate-Palmolive, недорого, всего двадцать тысяч, из чего можно сделать вывод о том, что одной из основных его мотиваций была месть. В «Колгейте» не стали заключать сомнительную сделку, а обратились в ФБР. Юджин Мейфилд назначил встречу с контрагентом (его роль играл правоохранитель) в туалете аэропорта, где тому пришлось даже снять брюки — злоумышленник принял меры предосторожности, выгадывая время, необходимое на одевание. Это не помогло. Мейфилда взяли с мечеными деньгами, а всю операцию тщательно задокументировали. Незадачливого вора обвинили в провозе краденой собственности из одного штата в другой.

Переманивание сотрудников

промышленные шпионы

Причиной судебного разбирательства между двумя нефтехимическими гигантами, Mobil Oil и Superior Oil, имевшего место в 1978 году, стал доказанный факт переманивания персонала, причём наиболее квалифицированного, а потому владеющего многими секретами. Собственно, в том, что какому-то работнику предлагаются лучшие условия, нет ничего противозаконного, а рабство в США отменено, хоть и позже крепостного права в России, но уже давно. Вместе с тем речь в иске шла о целенаправленных и длительных действиях (продолжавшихся около двух лет), направленных на овладение нематериальными активами.