Рубрики
...

Швейцарский референдум и перспективы атомной энергетики

21 мая в Швейцарии прошёл референдум по поводу отказа от ядерной энергетики, и он предсказуемо закончился убедительной победой «зелёных». 58,2 % жителей страны высказались в пользу закрытия работающих атомных станций и перехода на возобновляемые источники электроснабжения в рамках одобренной парламентом «Энергетической стратегии-2050». Как считают специалисты (в т. ч. проф. Рольф Вюстенхаген, Институт экономики и экологии), последняя швейцарская АЭС прекратит работу максимум через 15 лет, но, возможно, и раньше. К чувству радости по поводу растущей безопасности энергетического сектора тем не менее примешивается определённая тревога, охватившая по крайней мере наиболее информированных экспертов. Швейцария — страна относительно небольшая и очень богатая, находится она в центре Европы, и даже если ей не будет хватать мощностей, она всегда сможет погасить дефицит посредством закупок у соседей, но тенденция такова, что подобные настроения распространяются по всему ЕС.

референдум

Прошлый референдум

Глубокой сенью, в конце ноября минувшего года, в Швейцарии уже проводился референдум на эту же тему, и тогда он закончился поражением «зелёных». Вопрос ставился практически тождественный. При максимальном сроке работы АЭС, установленном в 45 лет, закрытию подлежат три станции в 2017 году, плюс ещё две в ближайшей обозримой перспективе (в 2019 и 2024 годах). И тогда возникает дилемма: строить ли новые (и если да, то заниматься этим нужно начинать прямо сейчас), или вообще отказываться от подобных проектов. В ноябре 2016 года 54 % швейцарцев высказались за сохранение атомной энергетики, хотя наверняка поддерживали и развитие альтернативных источников. Однако прошло совсем немного времени, и новый референдум привёл к противоположному результату, что наводит на мысль о «проталкивании» всенародной поддержки кому-то нужного проекта парламента «Энергетической стратегии-2050».

Швейцария

Существующее положение

60 % электроэнергии в Швейцарии уже сейчас вырабатывается посредством внедрения альтернативных технологий, в основном ГЭС, однако доля атомных станций в национальной генерации довольно высока — 30 %. В настоящее время в стране работают пять АЭС. Главным аргументом противников отказа от них осенью был (и, очевидно, остаётся сейчас) тот факт, что быстрого (в течение 15—20 лет) замещения вырабатываемых мощностей добиться практически невозможно. Солнце, ветер и вода — это, конечно, наши лучшие друзья, но и мирный атом тоже не враг. Что касается экологии, то наиболее «грязными» считаются угольные станции, за ними следуют газовые ТЭС, а по поводу гидро-ЭС, то тут вообще сложно оценить степень экологического ущерба. Замедление тока рек приводит к истреблению рыбных богатств, провоцирует застой водной среды и прочие очень неприятные последствия. Вместе с тем никаких серьёзных инцидентов в швейцарской атомной энергетике не зафиксировано за всю её историю. Эти, в общем-то, разумные аргументы почему-то перестали эффективно действовать на каком-то этапе между ноябрём 2016 и маем 2017 года, по крайней мере, на колеблющуюся часть электората.

энергетика

Радиофобия

Страх — всем известный канал воздействия на население, и чувство это активно эксплуатируется всеми манипуляторами, от коммерческо-рекламных до политических. Теперь настал черёд энергетики. В истории были две крупные аварии, произошедшие в процессе эксплуатации АЭС, и если первая из них, Чернобыльская, отчасти уже позабылась и трактовалась на Западе как проявление советской технологической отсталости, то вторая, Фукусимская, произвела большее впечатление. ЧП случилось уже более 6 лет назад, но о нём сейчас вспомнили. Общий посыл состоял в том, что если уж у японцев такое могло быть, то и в Швейцарии тоже шансы не нулевые. А с ветряками и солнечными батареями ничего произойти не может. Эта аргументация оказалась способной увеличить долю сторонников закрытия АЭС с 46 до 58 процентов.

энергетика

Экономический аспект

Ничто не мешало бы и полному переходу на так называемые альтернативные источники энергии уже прямо сейчас или десятилетия тому назад, если бы эта мера, безусловно заслуживающая внимания и одобрения, была рациональной с экономической точки зрения. Обывателю проблема видится несколько однобоко, ему кажется, что если Солнце светит и ветер дует бесплатно, то себестоимость получения электричества практически нулевая. Это не так.

энергетика

Организация «зелёной» генерации требует огромных затрат. Конечно, многое зависит от природных особенностей местности и климата. К примеру, в Европе ветряная энергия крайне дорога, а в Америке она по себестоимости колеблется и нижним пределом цена упирается в издержки АЭС, но чаще всего дешевизна объясняется государственным субсидированием. В общем же и целом самой выгодной в настоящее время является атомная энергия, за ней идёт «угольная» (в основном антрацитовая). На третьем месте ТЭС, работающие на природном газе, а самая дорогая генерация как раз альтернативная — солнечная и ветряная.

энергетика

Технологические трудности

Если излагать проблемы альтернативной энергетики простым и понятным языком, то состоят они в основном в нестабильности производства. Каждый знает, что ветер дует не всегда, и сила его тоже переменная. Количество солнечных дней в году в разных климатических зонах отличается. И Швейцария, между прочим, не относится к числу стран с самой ясной в мире погодой. Накапливать энергию в огромных количествах человечество пока не научилось, хотя исследования в этой области, безусловно, ведутся. В ближайшие же десятилетия угрозу оборудованию электросетей, в совокупности состоящих из ЛЭП, трансформаторов и распределительных станций, представляют перепады генерации. Иными словами, опасны и недогрузки, и перегрузки. Обеспечение стабильности электроснабжения в условиях переменной величины вырабатываемой мощности и потребления — задача крайне сложная и на актуальном этапе решения не имеющая.

референдум

Экологическая составляющая

В идеальном понимании «зелёная» энергетика не должна наносить ущерба окружающей среде, но на практике достичь такого результата трудно. Срок службы оборудования, предназначенного для альтернативной генерации, ограничен, а его производство неизбежно влечёт технологические загрязнения природы при некоторых дополнительных издержках утилизации отработавших свой срок механизмов и устройств. Собственно, расходы на изготовление ветряков или солнечный батарей плюс цена их монтажа и эксплуатации, разделённая на срок службы, и составляют себестоимость вырабатываемой энергии.

референдум

Победа «здравого смысла» над наукой

Разумеется, страх перед атомными инцидентами обоснован полученным горьким опытом, но слепо следуя «зелёной» логике, можно прийти к стремлению запретить, например, авиаперевозки, аргументируя это тем, что если самолёт разбивается, то гибнут все пассажиры, и это наглядно видно. А затем пойти дальше и, избавившись от опасных автомобилей, вновь пересесть на лошадей. И со всем этим электричеством тоже можно разобраться, чтобы оно не убивало неосторожных пользователей.

Швейцария

Можно ведь перейти к «прямому приводу», как это было устроено в ветряных мельницах. Океанские суда, кстати, иногда тонут, как и морские, и даже речные. Отмена ядерной энергетики — это, по сути, отказ от научных достижений в пользу средневековых технологий. Но по этому пути, судя по всему, собирается вслед за Швейцарией пойти и Германия. А в этой стране промышленное энергопотребление намного выше.

энергетика

Последствия

Разумеется, формирование общественного мнения, в данном случае в Швейцарии, производится рукотворно и направленно, и одной страной эти процессы не ограничатся. Если они продолжатся, то в результате национальная и общеевропейская энергетика окажутся в глубоком кризисе. Альтернативная генерация по техническим причинам не сможет обеспечить всех потребностей, и задача покрытия дефицита актуализирует задачу создания новых мощностей. Возникает вопрос: за счёт чего? Уголь — «грязен», ТЭС, работающие на нём, производят наибольшее количество вредных выбросов в атмосферу. В Европе не осталось рек, пригодных для строительства очередной плотины, которая сама по себе тоже не совсем «зелёная». Остаётся газ. Расширение углеводородного рынка прогнозируемо с высокой вероятностью. От этого, безусловно, в первую очередь выгадают добывающие компании из США, производящие сжиженный сланцевый энергоноситель. Впрочем, и другие страны, владеющие этим богатством, в накладе не останутся, в том числе и Россия.