Рубрики

Как сельская больница неподалёку от границы России зарабатывает миллионы

Деревня Холомерье находится на территории Беларуси всего в десяти километрах от границы с Российской Федерацией. Население составляет чуть больше двухсот человек. После того как закрыли школу и детский сад, казалось, что эта деревня окажется на грани вымирания. Так бы оно и было, если бы в далекие девяностые здесь не построил больницу Михаил Абрамович Самарин. Сегодня это учреждение, несмотря на отдаленность от мегаполисов, пользуется спросом у политиков, звезд шоу-бизнеса и спортсменов.

Карьерный путь

Михаил Самарин родился в Витебске в семье директора школы и акушерки-гинеколога. Мечта стать врачом посетила мальчика еще в детстве. В послевоенные годы игрушек особо не было, мама с работы приносила то красивые коробки от лекарств, то поломанные стетоскопы или шприцы. Собственно, это и было игрушки маленького Миши.

После окончания школы парень поступил в мединститут, затем устроился на работу в местную больницу. Он отлично ладил с пациентами, горел желанием помочь им излечиться от недугов, однако, будучи в статусе интерна, вынужден был только выполнять указания начальства наподобие «подай-принеси». В общем, никакого развития и профессионального роста.

Такая ситуация не устроила Михаила, и он принял решение отправиться на работу в сельскую больницу. Проректор мединститута, где учился парень, рассказал ему о больнице в Холомерье, и Самарин захотел поехать именно туда, однако в медучреждении не оказалось вакантных мест. Тогда он стал работать в соседнем селе. Как вспоминает Михаил, условия были ужасные, поскольку больница находилась в деревянном сарае. Как только в Холомерье освободилось место, он уехал туда. Та деревенская больница показалась ему раем, поскольку находилась в кирпичном здании. Правда, вместо дверей были натянуты одеяла.

Строительство

Проработав некоторое время в Холомерье, Михаил решил отстроить новую больницу. На улице был конец восьмидесятых годов, когда стройматериалов было не достать. Знакомый друг-архитектор создал проект будущего здания, другой приятель из стройорганизации заверил в том, что идею удастся реализовать с минимальными тратами. Самое интересное, что за такое самоуправство Михаил мог угодить в тюрьму, поскольку официально проект был не согласован. В общем, действовал на свой страх и риск.

Самарину каким-то образом удалось выйти на тогдашнего министра соцобеспечения и попросить о финансировании. Он пообещал открыть геронтологическое отделение, чем заинтересовал чиновника. Были выделены средства на строительство здания больницы, корпусов для проживания медперсонала, а также приобретение мебели и оборудования. На все про все ушло три или четыре года.

Поиск инвесторов

Наступили лихие девяностые. С финансированием стало очень туго. В других больницах люди приходили вместе со своими медикаментами, посудой, постельным бельем, полотенцами и т. д., однако Самарин решил, что у него в учреждении такого не будет. Тогда он задался целью найти инвесторов. В первую очередь врач решил выйти на зарубежных благотворителей. Нашлись люди из Австрии, которые были готовы профинансировать больницу Михаила. Так в учреждении появилось новое оборудование, мебель, операционные столы, автомобили, постельное белье и другие принадлежности.

Получение автономии

Далее Михаил обеспокоился тем, что находился в зависимости от вышестоящего начальства. Имеется в виду финансовая сторона вопроса. Например, перегорело в больнице несколько лампочек – и приходится ехать в районный центр просить купить эти самые лампочки. Здесь уж как повезет: могут удовлетворить просьбу, а могут и ответить отказом. Такая ситуация не устраивала Самарина, и он отправился к председателю райисполкома предложить сделать свою больницу отдельным юридическим лицом. Тогда бы у него появилась возможность вести свою бухгалтерию, распоряжаться собственными доходами. Чиновник воспринял предложение Михаила в штыки, но Самарину удалось убедить собеседника в своей правоте. В качестве эксперимента председатель согласился.

Источники дохода

С тех пор больница стала автономной. Мало того, здесь даже появилось собственное хозяйство: десять коров, пять гектаров картошки и тридцать – зерновых. Основная продукция уходила на обеспечение больных, а излишки продавались. Правда, через время с сельским хозяйством пришлось распрощаться: элементарно не хватало кадров. Тогда больница стала заниматься экспортом услуг. Годовой доход составляет от шестидесяти до ста тысяч долларов.

Михаил не скрывает, что они оказывают платные услуги, в частности, в лечении болезней опорно-двигательного аппарата и по части гинекологии. Заработанные деньги идут на покупку нового оборудования, ремонт больницы. В отличие от многих медучреждений, здесь в каждой палате сделан косметический ремонт, есть удобная новая мебель, кабельное и спутниковое телевидение, в коридорах висят картины. В общем, очень уютно и в то же время современно.

Сын как последователь и любимый ученик

Жена Михаила Светлана работает гинекологом и специалистом по УЗИ, двадцатисемилетний сын Константин трудится в той же Холомерской сельской больнице, что и родители. Он разработал собственную методику лечения опорно-двигательного аппарата, которая включает в себя мануальную терапию, иглоукалывание и т. д. Константин говорит, что самое главное – это не слишком вмешиваться в организм человека. Достаточно просто немного ему помочь – и он сам восстановится. Его методика стала очень востребованной. Константину поступало много предложений из-за рубежа, однако он для себя решил, что навсегда останется работать в Холомерье.

Отец Михаил гордится своим ребенком. Он говорит, что они достигли успеха вместе, поскольку работают в тандеме. У Михаила более консервативные взгляды, а Константин вносит инновационные методики и тем самым заставляет отца следить за новые технологиями в сфере медицины. Кстати, Константин ведет свой собственный прием. Желающих записаться к нему даже больше, чем у Михаила. Интересно, что в свободное от работы время Самарин-младший играет в музыкальной группе и даже гастролирует по Беларуси и по Европе.

Вера и медицина

На территории Холомерской больницы находится церковь Святой Магдалины. Ее также отстроил Самарин-старший. К вере он пришел уже в сознательном возрасте. Однажды во время беседы с коллегой он рассказал о том, что некрещеный, на что тот удивился, как так может быть, и призвал Михаила вспомнить, сколько настоящих чудес исцеления случалось за его практику. Тогда Самарин решил покреститься и теперь является глубоко верующим человеком. Перед каждой операцией он обязательно молится и просит помощи у Бога.

Михаил говорит, что настоящий врач должен быть эмпатом и пропускать боль пациентов через себя, а иначе ничего не получится. Секрет выздоровления заключается в том, насколько пациент доверяет врачу и верит в то, что его метод и рекомендации помогут. Сила самовнушения действительно существует, как считает Самарин. Сегодня общество очень продвинутое, многие могут самостоятельно найти способы лечения в интернете. И порой бывает, что даже они более действенные, нежели лечение в дорогостоящей клинике, где врачам по сути нет дела до больных, а важно только заработать больше денег.

Вместо заключения

Михаил надеется на то, что его сын продолжит развиваться в сфере медицины и станет его последователем. Сам же Самарин-старший говорит о приближении старости, которую явно ощущает. То, что приносило радость сейчас, уже не так впечатляет. Также нужно больше времени на отдых и восстановление сил. Больше всего ему нравится отдыхать с женой в Дубае – туда они ездят пару раз в год на две недели.