Рубрики

Давид Гоцман «Ликвидация»: какая реальная личность скрывается за этим образом

Сериал «Ликвидация» сразу же после выхода полюбил и стар, и млад. Мгновенной популярности способствовал блистательный актерский состав, а также тот факт, что фильм был снят на основе биографии реальной исторической личности. Гениальный Владимир Машков, воплотивший сыщика Гоцмана, изображал не вымышленного персонажа. На самом деле колоритный Дава Маркович – не кто иной, как Давид Михайлович Курлянд.

Детство Давы

Давид Курлянд появился на свет в Одессе в 1913 году. Жил на легендарной Молдаванке, а кроме него, у родителей было еще двое детей. В Южную пальмиру семья переехала из Вильно (нынешней литовской столицы – Вильнюса). Мать Давы была домохозяйкой, а отец – профессиональный печник. Вскоре после рождения последыша грянула Первая мировая война, а позже – Октябрьская революция и масштабный гражданский конфликт. Изможденный город был полон горя, страданий и смерти – на этих воспоминаниях и вырос маленький Давид. Когда не стало отца, матери нечем было кормить троих ребят, и она вынуждена была отдать младшего в приют.

Давид два года жил в детдоме, пока в 1922 году, по окончании Гражданской войны, его, уже девятилетнего, забрал оттуда старший брат.

Начало пути, или Вор должен сидеть в тюрьме!

Постепенно жизнь налаживалась. Давид решил пойти по стопам отца и устроился работать печником. Позже он окончил ФЗУ по специальности «сапожник» и некоторое время трудился на производстве, по совместительству складывая печи. После Курлянд вступил в комсомол и стал активным участником народных дружин – групп молодых людей, патрулирующих определенный район. Именно там активного, сообразительного и инициативного Давида заметили сотрудники уголовного розыска и предложили работать в милиции. Так Курлянд стал на путь борьбы с бандитизмом, в 1934 году заняв должность помощника оперуполномоченного.

У Давида были твердые, непоколебимые убеждения в том, что закон для всех один и никто не имеет права его нарушать, поэтому вскоре он стал без преувеличения грозой одесских преступников и приобрел кличку Одесский волкодав.

Заговоренный сыщик

Ходили легенды, что Курлянда, прототипа которого очень метко изобразил Машков, не берут пули, а бандиты искренне считали его заговоренным. Этот период стал звездным часом Давида Михайловича: он был в первых рядах милицейских групп, обезвреживающих самые кровавые и жестокие преступные формирования. Сыщики несли потери, но Курлянд оставался невредим.

В те сложные времена, когда анархисты и прочие общественные изгои вконец обнаглели, обиженные граждане толпами бежали жаловаться на свои невзгоды в здание уголовного розыска. У Курлянда был своеобразный метод расследования преступления: Давид искренне проникался бедами потерпевшего, приезжал вместе с ним на место преступления, пытаясь мыслить, как преступник. Формализм был сыщику абсолютно чужд, и поэтому спустя короткий срок Курлянд «вырос» до старшего уполномоченного.

Парадоксально, но бандиты панически боялись талантливого сыщика и одновременно очень уважали его за принципиальность и верность слову. Дава никогда не позволял себе нелицеприятных ловушек и подлых «подстав», всегда действуя строго в рамках закона.

Война – не мать родна

В очередной раз пришла война, и Курлянд совместно с остальными мужчинами все силы бросил на защиту города, но смог пробыть в этой роли всего два с половиной месяца. После появилась директива, согласно которой принудительной эвакуации подлежали все особо ценные кадры. Давид входил в их число, и его вместе с ребенком и женой вынудили сесть на последний пароход. Он не желал уезжать, но тогда Одессу не покинула бы и его семья. А вот маму и сестру забрать не удалось, и фашисты их впоследствии расстреляли.

Некоторое время Курлянд проработал опером в Узбекистане, а позже – летом 1944 года, наконец вернулся в родной город вместе с войсками Красной Армии.

Одесса после оккупации, или Любимый город может спать спокойно

Послевоенная Одесса была местом крайне неспокойным. Помимо местных уголовных элементов, в городе на берегу Черного моря орудовали шайки разномастных диверсантов, терроризирующих население и расшатывающих ситуацию. Поэтому работы у милиционеров было невероятно много. Особенно нагло себя вели участники пресловутой банды «Черная кошка», которая оставила весомый отголосок в истории, и упоминалась во многих фильмах, в частности, «Место встречи изменить нельзя». По вечерам граждане боялись выходить на улицы, причем были предупреждены об этом в письменном виде – на улицах преступниками намеренно развешивались записки, гласящие что с 20.00 до 8.00 – наступает бандитское время. В городе начиналась паника, поскольку именно ночью в Одессе было множество грабежей, убийств и разбоев.

Но вскоре пугающая «Черная кошка» осталась только смутным воспоминанием – Курлянд лично занимался ее обезвреживанием и достиг успеха. Общая ситуация постепенно стабилизировалась, причем эксперты полагают, что это случилось не по причине нашумевшей жуковской операции «Маскарад», а именно стараниями Давы Михайловича и его команды.

Народную память не сотрешь

В 1960-х, дослужившись до замначальника угро Одессы, Курлянд ушел «на тренерскую работу» – преподавателем в школу милиции родного города. Дело в том, что Давид Михайлович не умел угождать вышестоящим, уважал верховенство закона и права, поэтому в высокие чины не вышел. Сам он до последнего дня жил с семьей в коммунальной квартире, ни разу не воспользовавшись служебным положением.

Сохранились записи Давида Курлянда, повествующие о проведенных операциях. Сейчас они вместе с дневником знаменитого одесского опера находятся в музее. К принципиальному сыщику слава пришла только через 15 лет после смерти благодаря выходу телесериала «Ликвидация». Именно тогда на Еврейской улице установили скульптуру, изображающую Гоцмана-Курлянда.